Памятник татищеву и де геннину

Демидовы против

О залежах железной руды на Урале было известно давно. Еще в конце XVII — начале XVIII веков здесь построили заводы — Уктусский, Алапаевский, два Каменских (в верхнем и нижнем течении реки) и Невьянский. Последний практически сразу выхлопотали себе в вечное пользование представители семьи Демидовых. Власти без вопросов отдали предприятие предприимчивым промышленникам: содержать завод так далеко от центра было дело хлопотным, железом и изделиями из него государство на тот момент обеспечивали подмосковные и тульские (а позже и Олонецкие) заводы.

О главном богатстве края — медных залежах — в центре еще не знали, иначе бы на несколько десятилетий раньше проявили к нему интерес. В те времена медь была стратегическим и валютным металлом: из нее отливали пушки и колокола, чеканили монету. Не случайно на гербе Екатеринбурга, принятом во времена Екатерины II, изображены шахта и — не домна, а медеплавильная печь.

О том, чтобы столица как можно дольше не узнала о наличии стратегических запасов, активно заботились хозяева края — Демидовы и Строгановы, которые не хотели конкуренции со стороны казенных заводов. Их вполне устраивало, что государственные предприятия подчинялись тобольскому и верхотурскому воеводам, а руководили ими люди, как правило, мало смыслящие в горном деле. При этом сами Демидовы до 1730-х гг. не платили в казну никаких налогов. 

О стратегическом металле действительно узнали довольно скоро. По одной из версий (скорее, даже легенде), Петру Первому это известие принес бывший уральский крестьянин, сосланный в солдаты: якобы он застал государя во время обхода одной из строек и рассказал ему о ценных ресурсах своей малой родины. По другой (более реалистичной), о меди узнал приехавший на Урал горный мастер из Саксонии Иоганн Блюер, с 1700 г. работавший в Приказе рудных дел, который учредили еще при отце Петра Первого Алексее Михайловиче. Он не только привез известия о богатых залежах меди, но и стал инициатором создания Берг-коллегии, которая должна была непосредственно заняться горной промышленностью в России (до этого заводы управлялись местными властями или приписывались по виду продукции к условно-профильным коллегиям — например, адмиралтейской). 

Берг-коллегию возглавил легендарный сподвижник Петра — Яков Брюс, с которым во время русско-шведской войны сблизился капитан Василий Татищев. И именно его, уже как представителя Берг-коллегии, в паре с пожилым Блюером отправили на Урал с наказом основать завод и обеспечить выплавку меди.

Памятник Татищеву и де Геннину: описание

Этот монумент входит в число самых знаменитых в уральской столице, он прекрасно вписался в городской архитектурный ансамбль. Он представляет собой монолитный памятник, собранный из 19 отдельных фрагментов. На самом памятнике изображены слева направо де Геннин в шляпе-треуголке и Татищев в парике.

Некоторые краеведы утверждают, что эти два персонажа недолюбливали друг друга. Однако это не помешало изобразить их вместе, ведь они делали одно общее дело и их труды нашли отклик в сердцах местного населения и не только. Сегодня площадь Труда и собственно сам город невозможно себе представить без этого монумента.

Де Геннин

Родился Георг Вильгельм де Геннин 11 октября 1665 года, то ли в Нижней Саксонии, то ли в Зигене. В Россию он попал по ходатайству генерала Ф. Я. Лефорта и участвовал в Северной войне в артиллерийских войсках как инженер-фортификатор. Он был российским военным инженером немецкого (в других источниках — голландского происхождения), генерал-лейтенантом, другом Петра I.

В 1719 году он поехал в загранкомандировку, где получил ценный опыт по обозрению и изучению горных заводов. И привез оттуда 16 мастеров, чтобы в России внедрить машинное производство.

В 1723 году на основании его же административной инструкции де Геннин получил разрешение на строительство завода имени Екатерины I. К строительству были привлечены солдаты военных частей и гарнизонов, вольнонаемные крестьяне и крепостные из окрестных волостей и губерний.

Запустился завод во второй половине ноября 1723 года. За 12 лет своей работы в этой области генерал построил девять заводов, в том числе Егошихинский, ставший градообразующим Перми.

С 1734 года он жил в Санкт-Петербурге, управлял оружейными заводами, единственный имел право докладывать о делах самой Императрице Анне Иоанновне. Он занимался реконструкцией оружейных заводов в Сестрорецке и Туле. Скончался 12 апреля 1750 года.

Вот такие разные судьбы у этих великих отцов-основателей. Памятник Татищеву и де Геннину (Екатеринбург) уже давно стал главной достопримечательностью города, куда первым делом отправляются все его гости и туристы.

Памятник Татищеву и де Геннину — монумент в самом центре Екатеринбурга, Россия. Это очень красивый памятник двум отцам-основателям города, один из которых был выдающимся историком и географом, а второй талантливым инженером и специалистом в области горно-металлургического дела. Говорят, что при жизни они друг друга недолюбливали. В любом случае, на постаменте они оказались рядом.

Фактически история современного Екатеринбурга началась с плана В. Н. Татищева основать крупнейший в стране металлургический завод. Им было найдено лучшее место для постройки в окрестностях реки Исеть, но из-за возникших конфликтов с Берг-коллегией и инвесторами он был отстранен от дела. На его смену вызвали на Урал генерал-майора В. И. де Геннина, который и возглавил строительство завода. Именно благодаря этим двум личностям появился крупный административный центр.

Памятник в Екатеринбурге был установлен в 1998 г. в честь юбилейной даты для города. Над проектом трудился скульптор П. П. Чусовитин. На высоком постаменте стоят два великана довольно схожие внешне, отчего их часто путают. Татищев расположен справа и одет в парик, а на де Геннине красуется шляпа-треуголка. Если спросить у прохожих они не всегда ответят на вопрос, кто из них кто.

На площади у подножия памятника часто проводятся различные мероприятия, а молодежь любит собираться, чтобы покататься на роликах. Добраться туда можно на метро; ближайшая станция — «Площадь 1905 года».

Татищев

Род Татищевых уходит корнями к роду Рюриков. Татищев родился 19 апреля 1686 года в Псковском уезде и в 7 лет уже был стольником при Иване V (Романове). Потом он служил в Азовском драгунском полку, выполнял дипломатические поручения Петра I, участвовал в Северной войне, в боях под Полтавой и в Прутском походе. Затем он продолжил свое образование в Инженерно-артиллеристской школе в Москве, служил в Петербурге и получал свои знания в Германии. Он стал первым составителем почтовой книги России. Потом его назначили управляющими горнодобывающими заводами Урала, где он проявил себя как грамотный экономист. Вообще, Татищев кроме Екатеринбурга стал отцом еще и таких городов, как Оренбург, Ставрополь, Орск, Челябинск, Пермь.

При всех его заслугах и наградах его не миновали дворцовые интриги, и его пожизненно выслали в родовое имение в Болдино. Смерть он свою предчувствовал и даже приказал заранее выкопать себе могилу. За день до своей кончины к нему из Петербурга приехал курьер с указом от императрицы о его прощении и грамотой о награждении орденом Александра Невского, но Татищев вернул орден, указав на то, что умирает. На следующий день он вызвал к себе священника, причастился и скончался. Это произошло 15 июля 1750 года, его тело похоронили на Рождественском погосте.

Дюжина заводов за 12 лет

С генерал-лейтенантом Де Генниным Демидовы общались уже в совершенно иной тональности и даже продемонстрировали свои новые заводы — недавно открывшийся Выйский и строящийся завод на реке Тагил. Де Геннин быстро оценил, что с запуском новых мощностей Демидов обгонит казну не в два-три раза, а на порядок, и форсировал закладку будущих казенных предприятий. Он заложил завод в районе Соликамска, подтвердил выбранное Татищевым место возле деревни Егошиха и поставил всех в известность о строительстве завода на реке Исеть, который не удалось построить Татищеву. При нем запроектировали крепость — необходимую защиту от башкир, которые считали эти места своими промысловыми угодьями. 

Прибыв на Урал в конце 1722-го, 12 марта 1723-го года Де Геннин заложил первый камень будущего крепости. Сам завод начали строить только в мае. Возведением завода, административных и жилых зданий занялись солдаты двух батальонов, которых он выписал по линии военного ведомства из Тобольска, а подсобными работами — приписные крестьяне. 

Исетский завод стал уникальным для того времени явлением: на одном производстве стояли медеплавильные печи и домны для производства железа, тут же были организованы вспомогательные производства — катали проволоку, сталь, жесть, работала кузница. Существует гипотеза, что проект идеального промышленного города, который в середине XVIII века продвигал французский архитектор Клод-Никола Леду, был частично «срисован» именно с уральского завода. 

Шведский план Екатеринбурга, 1750 г.

«Татищев к тому моменту был полностью оправдан и работал на Урале, но, если судить по документам, Исетским заводом он уже не занимался. Де Геннин дал ему указание достроить заставы для защиты от башкир», — рассказывает Николай Корепанов. А после Татищева и вовсе отправили в Санкт-Петербург докладывать о деятельности уральских заводов, и на Урал Татищев вернулся только в 1734 г. в должности начальника горных казенных заводов.

Де Геннин руководил развитием уральской промышленности 12 лет, и за это время построил и модернизировал дюжину заводов — фактически, по одному в год. Такие темпы можно сравнить со сталинской индустриализацией. 

Передача заводов в частные руки изрядно ухудшила и кадровый состав: горные офицеры при первой же возможности переходили с заводов в золотопромышленность, которая еще долгое время была казенной, чтобы работать не на частного промышленника, а на государство.

P.S. Мы рассказали о людях, благодаря которым появился наш город. А о людях, чьи имена связаны с последними страницами истории дореволюционного Екатеринбурга, расскажет выставка «Мы с Полярной звезды» в Музее истории Екатеринбурга, посвященная деятельности уральских революционеров начала прошлого века. Выставка воссоздает атмосферу революционного подполья — сурового, опасного, и в то же время очень привлекательного. 

Вооружившись фонариком, каждый гость экспозиции погружается в паутину подпольного движения — мира особых людей, изменивших жизнь целой страны. Ключевые предметы экспозиции — уникальный каталог имен, фотографий и кличек уральских подпольщиков, карты Екатеринбурга с указанием явочных квартир и подпольных типографий, личные вещи революционеров и тематические инсталляции. Частью выставки является реконструкция подпольной школы агитаторов-пропагандистов, основанная Яковом Свердловым.

Более подробная информация о выставке — на сайте музея. 

DK.RU благодарит за помощь в подготовке материала Музей истории Екатеринбурга, его директора Сергея Каменского и ученого секретаря научно-информационного центра Музея истории Екатеринбурга Николая Корепанова. Иллюстрации: Музей истории Екатеринбурга, Екатеринбургская городская дума, социумекатеринбург.рф, retromap.ru, инфографика — Игорь Черепанов

Ссылка на основную публикацию